свадебный ФотографПpофеccиональный фoтограф
Разделы
Главная
ШКОЛА фото. (СТАТЬИ).
Заочная фотошкола (Рецензии, письма)
СЛОВАРЬ
Фотобанк
Свадебные фото
Услуги и цены
THE BEST ФОТО
Рецензии (раздел 1) О названиях, о роли переднего плана, О правде жизни и правде искусства.

    Народные массы фотолюбителей мечтают стать умелыми, как профи. Я решил двинуться навстречу этому благородному желанию и открыл заочную фотошколу имени себя любимого. Можно именовать это дистанционной фотографической исповедальней, можно обозревальней - как кому больше понравится.

О! ЦИЦЕРОН ВЫСКОЧИЛ! Цитата дня! 333 перла!

    Вступать с вами в словесный понос не собираюсь.

Популярные статьи
  • Школа фото, предисловие
  • Экспонометрия
  • Охота за...
  • Красное дерев0
  • Русское поле..
  • От школьника до олигарха
  • Световая кисть.
  • Русское гостепреимство
  • Мне нравится глазеть..
  • Окуджава
  • Cемейный альбом
  • Из прошлой жизни
  • Как я не стал папарацци
  • Сам себе фотограф
  • Юморина
  • Творцы автопортретов
  • Страшилка
  • Покойница (байка)
  • Конкуренция
  • Забастовка
  • Удачные неудачи
  • Снимай сейчас
  • Тень
  • Упрямый
  • Рассеиватель вспышки
  • Полярная ночь
  • Пейзаж на столе
  • Город невест
  • В поисках темы
  • Световая кисть
  • Манекены
  • Резкое на нерезком.
  • Отдых на Кубе
  • Двадцать одетых и ...
  • Шоп или не шоп?
  • ОТКРЫТОЧКИ (Арсенал профессионального фотографа).

        

     Колизей с другой стороны улицы не хотел укладываться в кадр полностью. « Колизей. С востока на запад».

    Камера Nikon D 200. Объектив Nikkor 12-24/4. RAW-формат. Чувствительность 1000 АСА. Приоритет диафрагмы. Диафрагма 7,1. Выдержка 1/8 сек. Центровзвешенный режим замера экспозиции. Экспокоррекция -2/3 диафрагмы. Фокусное расстояние 18 мм.

       Вечером следующего дня я пришел к Колизею, чтобы снять красивую открыточку. На память. Открытки для того и придуманы. Обычно их снимают очень умелые местные фотографы, у которых в отличие от туристов много времени для наблюдения за объектом. У них есть возможность снимать именно в тех условиях, которые им кажутся наиболее подходящими. Туристу ничего не остается, как только вытаскивать из случившейся данности все, что возможно. Но если уж вы любите фотографировать, то вот он случай поохотиться и проявить индивидуальность.
       Я знаю, что Колизей с этой точки снимали сотни тысяч людей, знаю, что ничего кроме этого древнего стадиона на картинке не будет, но я так же знаю, что ничто в природе не повторяется в точности. Не бывает одинаковых рассветов и закатов, одинаковых облаков на небе, каждую минуту меняется светотеневой рисунок и цветовая температура, жухнет трава на газонах, льет дождь или падает снег. Когда-то, много лет назад я пробовал повторять неудачно снятые кадры и пришел к твердому убеждению, что это бесполезная трата времени. Каждый новый снимок уличного пейзажа был непохож на предыдущий. Впрочем, могу предположить, что многие этой разницы не видят. Для таких  все китайцы — на одно лицо. И все открытки с видом на Колизей одинаковые. Но я пишу эту книгу для тех, кто получает удовольствие от создания гармонично скроенной картинки, где все одно к одному: и объект, и композиция, и свет, и цвет, и тщательная детализация или умышленная расфокусировка. Мне нравится снимать известные объекты, такие, например, как Эйфелева башня или римский форум, и именно потому, что их уже много раз снимали мастеровитые фотографы. Я пытаюсь снимать, по меньшей мере, не хуже. Мне доставляет удовольствие это творческое соревнование.
    Съемка архитектурных сооружений традиционно разделяется на техническую и образную. Техническая съемка, как правило, осуществляется по заказу. Заказчику, особенно архитектору, важно, чтобы здание на фотографии было не только узнаваемо, а можно было получить представление о его размерах, объемах, материалах, из которых оно построено, об архитектурном стиле. Такого рода работа обросла почти обязательными табу, которых придерживаются фотографы, специализирующиеся на подобной съемке. Они снимают так, чтобы все вертикали зданий были строго вертикальны и параллельны, по требованию архитекторов подчеркивают симметричность пропорций, не допускают никаких вольностей с цветом здания, стремятся к максимальной проработке архитектурных деталей.
       Образная съемка архитектуры — это создание архитектурного пейзажа, который не ограничивает свободы фотографа в выборе изобразительных средств. Тут важно перенести на двухмерную плоскость свое впечатление о трехмерном произведении архитектора. В результате на свет появляется новое произведение искусства — городской архитектурный пейзаж. Главной задачей фотографа при этом становится воздействие на эмоциональную сферу сознания зрителей.
       Открытка, на мой взгляд, нечто среднее между технической съемкой архитектуры и городским архитектурным пейзажем. Главное назначение открытки — сувенир на память. Это значит, она обязательно должна давать адекватное представление о том, что на ней изображено. Вместе с тем, открытка должна быть красивой, яркой, броской, праздничной. Иначе ее трудно будет продавать. Эмоциональность открытки уместна только в том случае, если она положительна. Грустная открытка — нонсенс. Кто же станет платить за плохое настроение? В старину за плохие вести головы рубили. Люди в массе своей тосковать не любят. Вот почему снимать открытки совсем непросто.
       К Колизею я буквально бежал. Быстро темнело, уже зажглись огни художественной подсветки, кстати, очень деликатно сделанной. Сначала я снял Колизей с тротуара через дорогу, однако широкоугольник 12-24 не смог упаковать в кадр всю грандиозную махину. Пришлось нарушить два неписаных табу открыточной фотографии: завалить вертикали и отрезать края здания справа и слева. Этого можно было бы избежать, если  отойти назад метров на пять, но за моей спиной сплошным потоком шли с работы граждане вечного города. На краешке тротуара мне тоже было нелегко: Колизей то и дело перекрывали автобусы и грузовые автомобили. Час пик и в Риме час пик. На мое счастье слева в десяти метрах был светофор, а справа пешеходный переход. Как только светофор останавливал поток машин,  появлялась возможность сделать несколько дублей. Я их и сделал, но результат меня не удовлетворил. За Колизеем только что село солнце. Небо горело так ярко, что автоматический дифференциальный экспозамер безбожно врал. Здание выглядело как темный силуэт с ярко высвеченными красными арками. Чтобы спасти сюжет, я сделал дубль с плюсовой коррекцией в два деления диафрагмы, то есть проработал тени. Потом проделал то же самое с минусовой коррекцией, чтобы получить правильно проработанное небо. При этом пришлось ловить моменты, когда машины на другой стороне улицы останавливались, упираясь в образующуюся пробку. Впоследствии это упростило обработку файла. Сделав все, что было возможно в этих условиях (см. фото 16), я собрал ножки штатива в пучок, взвалил на себя аппаратуру и побежал  искать другую точку съемки. Эта меня не устраивала.
        Колизей можно было снимать еще с одной, доступной любому туристу точки — от северного входа. Пробежав каких-нибудь сто пятьдесят метров, я угнездился на максимальном удалении от памятника. Спина упиралась в металлический забор. С этого места Колизей влезал в рамку видоискателя и даже с небольшим запасом. Это было приятным подарком для меня, потому что перспективные сходы валили здание весьма основательно.
       Я вспомнил о временах, когда таскал на такие съемки форматную камеру, позволявшую  с помощью подвижки объективной доски выравнивать вертикали. С одной стороны, прежняя технология была правильнее: все проблемы решались прямо на месте съемки. Но сколько же весила эта «правильность»! И как некомфортен был процесс!  Теперь съемка проходит легко и быстро. А тяжелую камеру, тяжелые штативы,  тяжелые объективы, черную тряпку на голове и бинокулярную лупу на матовом стекле — все это заменил фотошоповский инструмент  transform-perspective, освоить который проще пареной репы. Я выстроил кадр, порадовался тому, что небо на южной стороне небосклона уже заметно потемнело. Цвет его был ярким, насыщенно-синим. Самое время начинать съемку, но я не мог этого сделать. Я тут был не один. Перед моим носом чернели согбенные спины таких же, как я, любителей фотографирования древностей. Они тоже отнеслись к делу весьма серьезно. Штативы, зеркальные камеры, мягкие кофры — налицо все признаки того, что они уйдут отсюда нескоро. Я вынужден был попытаться преодолеть возникшие препоны. Сначала я исследовал вооружение коллег. Оказалось, что у меня самый широкоугольный объектив. Это давало некоторое преимущество в борьбе за выгодную точку съемки. Я поднял штатив и переместился на середину дорожки, ведущей ко входу на трибуны. Теперь я стоял в шеренге фотографов, никому не мешал и, в тоже время, имел возможность построить очень симпатичный асимметричный кадр.

       В средние века римляне хорошо потрудились, разрушая стадион. Они брали каменные глыбы и мраморные плиты для строительства новых церквей и дворцов. Симметричность сооружения была нарушена и передо мной встала задача уравновесить разваливающийся кадр. Я не мучил себя изобретением чего-то оригинального. Луна — идеальный объект для открыточки. Мы любуемся ею всю жизнь, и это нам не надоедает. Зная об этом, я каждый раз, когда вижу красивый восход или заход луны, стараюсь не упускать возможность пополнить свою коллекцию заготовок. А потом при случае просто листаю оцифрованные контактные листы в поисках подходящего кадра. Вставлять луну в небосвод несложно технически, но нужно делать это деликатно, так чтобы светило не выглядело в кадре чужеродным. Не раз видел картинки, снятые широкоугольником, но с такой несоразмерно большой луной, какую можно получить только при съемке телеобъективом. Грубые подделки мне не нравятся, но грамотное использование фотомонтажа позволяет улучшить изображение.  

    Это мой трофей.

    .«Колизей. Северный вход».  Камера Nikon D 200. Объектив Nikkor 12-24/4. RAW-формат. Чувствительность 100 АСА. Приоритет диафрагмы. Диафрагма 6,3. Выдержка 4 сек. Центровзвешенный режим замера экспозиции. Экспокоррекция -2/3 диафрагмы. Фокусное расстояние 22 мм.

       Я простоял  перед Колизеем еще полчаса, потому что свет менялся. Соотношение рассеянного синего цвета в кадре с оранжевой подсветкой создавало все увеличивающийся контраст. Я стремился снять разные сочетания этих составляющих, чтобы потом выбрать лучшее. И не зря! Самые интересные дубли получились в конце режимного времени, когда небо выровнялось и стало темно-синим