свадебный ФотографПpофеccиональный фoтограф
Разделы
Главная
ШКОЛА фото. (СТАТЬИ).
Заочная фотошкола (Рецензии, письма)
СЛОВАРЬ
Фотобанк
Свадебные фото
Услуги и цены
THE BEST ФОТО
Рецензии (раздел 1) О названиях, о роли переднего плана, О правде жизни и правде искусства.

    Народные массы фотолюбителей мечтают стать умелыми, как профи. Я решил двинуться навстречу этому благородному желанию и открыл заочную фотошколу имени себя любимого. Можно именовать это дистанционной фотографической исповедальней, можно обозревальней - как кому больше понравится.

О! ЦИЦЕРОН ВЫСКОЧИЛ! Цитата дня! 333 перла!

    Вступать с вами в словесный понос не собираюсь.

Популярные статьи
  • Школа фото, предисловие
  • Экспонометрия
  • Охота за...
  • Красное дерев0
  • Русское поле..
  • От школьника до олигарха
  • Световая кисть.
  • Русское гостепреимство
  • Мне нравится глазеть..
  • Окуджава
  • Cемейный альбом
  • Из прошлой жизни
  • Как я не стал папарацци
  • Сам себе фотограф
  • Юморина
  • Творцы автопортретов
  • Страшилка
  • Покойница (байка)
  • Конкуренция
  • Забастовка
  • Удачные неудачи
  • Снимай сейчас
  • Тень
  • Упрямый
  • Рассеиватель вспышки
  • Полярная ночь
  • Пейзаж на столе
  • Город невест
  • В поисках темы
  • Световая кисть
  • Манекены
  • Резкое на нерезком.
  • Отдых на Кубе
  • Двадцать одетых и ...
  • Шоп или не шоп?
  • Антисемит и Борька.

        

     

    Антисемит

    Ледник Медвежий.

    Ледник Медвежий. Многокилометровая ледяная река глубиной 150 метров. Жаль, что снимал я тогда на нашу советскую негативную пленку ДС 4. (Что б никогда в жизни не иметь больше дела с таким барахлом!).

    Забросило меня однажды на ледник Медвежий — это на Памире, 4500 м выше уровня моря. Там назревал очередной катаклизм. Раз в десять лет ледник почему-то трогался в путь, перекрывал русло речки Пяндж и устраивал ледяную плотину высотой 150 м, где накапливалась вода до того дня, пока плотину не промоет или переполнится емкость ущелья. Тогда все, что ниже по течению (поселки, аэродромы, люди, живность), должно было смыть накопившейся водой (кубическим километром).

    В тот год целый фотографический и киношный десант высадили запечатлеть назревающее событие. Был там и знаменитый в то время кинодокументалист, азербайджанец Алиев, получивший Ленинскую премию за съемку пожара на нефтяной скважине. Алиев был Антисемитом (именно с большой буквы) — любого нового человека он встречал одним и тем же вопросом: простите, вы не еврей? Если ему отвечали отрицательно, он, как борец, дожимал собеседника до полного признания факта еврейства. Снисхождения не получил даже местный таджик-пастух, который быстро признался, что он бухарский еврей.

     Я признался сразу, чем облегчил свою участь, а вот мой коллега Витя, с типичной еврейской фамилией и характерной внешностью, стал долго и обстоятельно объяснять, что бабушка у него полька, а прабабушка латышка, а дедушка татарин и т. д. Алиев благосклонно выслушивал и снова задавал свой коронный вопрос: «Это все хорошо. Но все-таки, Витя, вы еврей?». Витя был очень терпелив. Три дня он рассказывал Алиеву историю своего семейства.

    На четвертый, когда стемнело, мы готовились ко сну. Витя лежал на раскладушке, упакованный в спальник. В десятиместной армейской палатке нас было двое . Рядом с Витей стояли роскошные альпинистские ботинки, зависть всех сотрудников гляциологической экспедиции. Для хождения по льду они были снабжены острыми стальными шипами.

    Гляциологи ставят палатки в долине реки Пяндж.

    Гляциологи ставят палатку в долине реки, которая грозила катаклизьмой всему Таджикистану.

    Витя был в лирическом настроении и открывал мне, мальчишке, душу. От него только что ушла третья молодая жена с младенцем, предпочла его какому-то плотнику («плотнику» звучало так осуждающе, как сейчас не звучит «гомосексуалисту»). В самый душераздирающий момент рассказа в щель палаточной двери просунулась лысая, как шар, голова Ленинского лауреата: «Витя, ну, признайтесь же, вы еврей?».

    Тут Витя не выдержал. Он схватил свой ботинок и с воплем: «Ну, еврей же, еврей, …твою мать!!!», — бросил его в говорящую голову. Раздался крик, потом топот убегающего правдоискателя. Наутро мне рассказали, что вечером в кают-компанию, где коротали вечер ученые, ворвался окровавленный Алиев с радостным воплем: «Ну вот, я же говорил, что он еврей!!!».

    Антисемит и Борька

    Алиев был не только антисемитом и лауреатом-кинодокументалистом — он был еще и жлобом. Наша экспедиция сидела в лагере очень долго — почти месяц, а ледник все не прорывался и не прорывался. Вода медленно прибывала. Мы терпеливо ждали катаклизма, а в ожидании развлекались, как могли. От безделья быстро съели нескольких овечек, специально для этого завезенных в горы. Очередь дошла и до козла. Но то был не простой козел — у него было имя, Борька, и он был нашим любимцем. Поэтому собрание дружного коллектива гляциологов, геологов, фотографов и кинодокументалистов гневно отвергло предложение Алиева его съесть.

    Антисемит и Борька.

    Борьку привезли.


    В течение долгих трех недель козел был нашей любимой игрушкой. Мы скармливали ему сигаретные чинарики. Рогоносец быстро пристрастился к отраве и
    стал наркоманом. С требовательным блеянием козел ходил за каждым, от кого веяло сигаретным дымком, чем нас очень веселил.

    Но вот настал день, когда курево кончилось. Вертолеты к нам не летали: была нелетная погода. Табака не было ни у кого, кроме Алиева — он тайком от нас курил дешевую вонючую «Приму».

    Ледник Медвежий.

    Вечером мы садились на краю ущелья и наблюдали, как с поверхности ледника то и дело обрушивались в долину реки многотонные глыбы подтаявшего льда. Они издавали при этом шум, сравнимый с ревом самолетной турбины у вас по соседству.


    Как-то тихим вечером мы сидели на краю ущелья и любовались видом на ледник, освещенный заходящим солнцем. Поодаль, на пригорочке, таилась
    одинокая фигура Алиева. Он прятал что-то в ладошках, изредка поднося руки к подбородку. Мы деликатно молчали. А козла манерам никто не учил. Борька унюхал сладкий запах, зашел к Алиеву со спины и боднул рогом. Тот недовольно оттолкнул животное. Рогатый наркоман требовательно заблеял и снова боднул жадюгу, за что получил кулаком в бок. Козел обиженно ретировался, но через минуту, разогнавшись, врезал рогами чуть ниже спины обидчика. Алиев выронил чинарик и покатился вниз с пригорка, чертыхаясь и вопя во все горло: «Еврейская харяяяя!!!».





    Страницы: 1 2