свадебный ФотографПpофеccиональный фoтограф
Разделы
Главная
ШКОЛА фото. (СТАТЬИ).
Заочная фотошкола (Рецензии, письма)
СЛОВАРЬ
Фотобанк
Свадебные фото
Услуги и цены
THE BEST ФОТО
Рецензии (раздел 1) О названиях, о роли переднего плана, О правде жизни и правде искусства.

    Народные массы фотолюбителей мечтают стать умелыми, как профи. Я решил двинуться навстречу этому благородному желанию и открыл заочную фотошколу имени себя любимого. Можно именовать это дистанционной фотографической исповедальней, можно обозревальней - как кому больше понравится.

О! ЦИЦЕРОН ВЫСКОЧИЛ! Цитата дня! 333 перла!

    Вступать с вами в словесный понос не собираюсь.

Популярные статьи
  • Школа фото, предисловие
  • Экспонометрия
  • Охота за...
  • Красное дерев0
  • Русское поле..
  • От школьника до олигарха
  • Световая кисть.
  • Русское гостепреимство
  • Мне нравится глазеть..
  • Окуджава
  • Cемейный альбом
  • Из прошлой жизни
  • Как я не стал папарацци
  • Сам себе фотограф
  • Юморина
  • Творцы автопортретов
  • Страшилка
  • Покойница (байка)
  • Конкуренция
  • Забастовка
  • Удачные неудачи
  • Снимай сейчас
  • Тень
  • Упрямый
  • Рассеиватель вспышки
  • Полярная ночь
  • Пейзаж на столе
  • Город невест
  • В поисках темы
  • Световая кисть
  • Манекены
  • Резкое на нерезком.
  • Отдых на Кубе
  • Двадцать одетых и ...
  • Шоп или не шоп?
  • Свадьба на БАМе

        

    Свадьба на БАМе


     Свадебка на БАМе.

    Камера Салют С. Объектив штатный. Пленка Фото 250. Выдержка 1/60. Диафрагма 4.


    Изыскательская партия Баулина уже полгода продвигалась по тайге и болотам на восток от Тынды. Это по ее следам потом прошли строители и проложили рельсы. Осенью 1973 г. мне пришлось лететь к Баулину на вертолете 360 км. Никто не стал бы гонять вертолет ради молодого фоторепортера в такую даль, но в партии случилась свадьба. И только ради этого события к Баулину вылетел главный изыскатель БАМа Александр Побожий.

    Он вез в тайгу белое платье для невесты, черный костюм для жениха, два ящика водки и два ящика помидоров. Все это раздобыть в маленькой Тынде было непросто.


    История этой свадьбы сейчас представляется мне необычайно экзотической. Сегодня ничего подобного я не могу себе представить. В партии была молодая повариха и столь же молодой рабочий. У них случилась любовь. Начальник партии застукал любовников на «месте преступления» и поставил перед выбором: или жениться, или кому-то одному увольняться. Разврата в партии он никак не мог допустить. Вот такие были тогда нравы. Молодые решили жениться.


    В небольшом коллективе изыскателей свадьбе были рады все. Уже полгода работали без выходных, соблюдая строгий сухой закон. Несколько алкашей, решивших «завязать», специально ради этого пошли в изыскатели. И вообще души таежных бродяг жаждали праздника.


    Когда наш вертолет приземлился на пологом берегу таежной речки, Баулин лично выгрузил водку и отнес в свою избушку, где запер на ключ. После торжественного благословения молодых, которых по старинному обычаю изыскателей заставили пройти под теодолитом, Побожий сказал им напутственную речь и улетел. Вечером состоялся большой пир, для которого весь день готовились грибы и лосиное мясо. Баулин выделил один из двух ящиков «Столичной». Содержимое разделили по справедливости на всех присутствующих. На нос получилось по сто пятьдесят грамм — детская доза. Но гуляли изыскатели по-взрослому — с песнями и мордобоем.


    Спать меня уложили в избушке начальника партии, но выспаться не дали: уже в пять утра в дверь заскреблись нетерпеливые первопроходцы. Баулин, не вставая с топчана, приказал им до шести утра его не беспокоить. И ведь подействовало – но именно до шести. Вместе с сигналами радиостанции «Маяк» стук в дверь возобновился. Теперь души подчиненных горели.

    «Начальник, дай опохмелиться! – требовали они, — а не то объявим забастовку!». Баулин беззлобно ворча, поднял меня и попросил нарезать спрятанные под кровать помидоры. Пока я кромсал томаты в эмалированный таз, дверь сотрясалась от ударов могучих кулаков. Баулин смело отворил. Снаружи тут же наступила гробовая тишина. Ее нарушила четкая командирская речь начальника партии: «Заходить по одному! Пятьдесят грамм без выноса и закусь! Кто первый?». В избушку, не торопясь, входили матерые мужики с лицами провинившихся детей.

    Скромно опрокидывали в себя заветные пятьдесят граммов, заедали помидорчиком и с просветленными благостными лицами уходили на работу