свадебный ФотографПpофеccиональный фoтограф
Разделы
Главная
ШКОЛА фото. (СТАТЬИ).
Заочная фотошкола (Рецензии, письма)
СЛОВАРЬ
Фотобанк
Свадебные фото
Услуги и цены
THE BEST ФОТО
Рецензии (раздел 1) О названиях, о роли переднего плана, О правде жизни и правде искусства.

    Народные массы фотолюбителей мечтают стать умелыми, как профи. Я решил двинуться навстречу этому благородному желанию и открыл заочную фотошколу имени себя любимого. Можно именовать это дистанционной фотографической исповедальней, можно обозревальней - как кому больше понравится.

О! ЦИЦЕРОН ВЫСКОЧИЛ! Цитата дня! 333 перла!

    Вступать с вами в словесный понос не собираюсь.

Популярные статьи
  • Школа фото, предисловие
  • Экспонометрия
  • Охота за...
  • Красное дерев0
  • Русское поле..
  • От школьника до олигарха
  • Световая кисть.
  • Русское гостепреимство
  • Мне нравится глазеть..
  • Окуджава
  • Cемейный альбом
  • Из прошлой жизни
  • Как я не стал папарацци
  • Сам себе фотограф
  • Юморина
  • Творцы автопортретов
  • Страшилка
  • Покойница (байка)
  • Конкуренция
  • Забастовка
  • Удачные неудачи
  • Снимай сейчас
  • Тень
  • Упрямый
  • Рассеиватель вспышки
  • Полярная ночь
  • Пейзаж на столе
  • Город невест
  • В поисках темы
  • Световая кисть
  • Манекены
  • Резкое на нерезком.
  • Отдых на Кубе
  • Двадцать одетых и ...
  • Шоп или не шоп?
  • История любви. (Как я не стал папарацци).

        

     

    Жанр фото

    Не знаю всегда ли фотограф должен снимать людей в моменты, когда впору стыдливо отвернуться?

    Этот снимок плачущей женщины сделан в 1975 году. В Брест на празднование тридцатилетия победы над Германией съезжались приглашенные музеем ветераны.

    Накануне праздника, вечером, мемориал был пуст. Я издалека увидел фигурку одинокой женщины с букетиком цветов в молочной бутылке. Она передвигалась вдоль выбитых на граните фамилий нетвердой походкой. Мне показалось – вот-вот упадет. Когда я подбежал к ней, она уже стояла на коленях и горько рыдала.

    Было неловко поднимать аппарат и пришлось сделать над собой некоторое усилие. В те годы мы не знали иностранного словечка "папарацци" и в фотографической прессе на все лады обсуждалось – имеет право фотограф снимать скрытой камерой или нет? Морально или аморально?

    Я тогда думал, что морально. 

    Но с другой стороны – кто дал фотографу право вторгаться в чужую жизнь?

    Так или иначе, но я тогда снял вдову рядового Рябова.

    Молоденькой девушкой влюбилась она в односельчанина. Забеременела, а суженого взяли в армию. Рожать хотела непременно рядом с любимым и потому, вопреки уговорам родных, уехала в далекий Брест, где в крепости служил муж. Родила в военном госпитале за несколько дней до начала немецкого наступления. В летнюю ночь на 22 июня Федя прибегал к ней в самоволку.

    Госпитальный остров взяли быстро. Разъяренные немцы расстреливали всех мужчин. Для них пограничники были гэбешниками и коммунистами. Но почему на её глазах какой-то офицер застрелил ее крошку сына?

    Она не помнила, как оказалась в каком-то подземелье. Там прятались чудом уцелевшие больные, которые спустя несколько дней решились ночью переплыть через канал и пойти вдогонку за отступающими нашими войсками. Месяца через два она стала медсестрой и провоевала до победы. В конце войны стало известно, что Феди в живых нет. Она вышла замуж за однополчанина, родила трех сыновей, но первую свою любовь так и не забыла.

    Накануне дня победы муж отпускал её в Брест – выплакаться.

    Сегодня, спустя еще два десятка лет, я не жалею о том, что нажал на спуск своего "Салюта".